Make your own free website on Tripod.com
Альманах "Чеченский Феномен"
КОММЕНТАРИИ


Станислав ТАРАСОВ
 
КРЕМЛЕВСКИЙ ХОД "КОЗЫРНОЙ ДАМОЙ"
(И чеченский волк имеет слабости)

ИНТЕРВЬЮ со спецкором телекомпании НТВ Еленой Масюк у меня не получилось. Не получилось потому, что бывшая чеченская пленница, внимательно разглядывая красивыми глазами интервьюера, больше слушала, нежели отвечала. А вопросы были непростые: каким образом, например, захваченным в заложники журналистам удалось сохранить отснятые ранее кассеты, затем не только спокойно вывезти их из Чечни, но и показать по каналу НТВ накануне приема в Кремле у Бориса Ельцина или что хотели сказать тележурналисты общественности, раскрывая устами боевика Салмана Радуева так называемый план "развала России"?
Елена Масюк даже не комментировала эти вопросы. Она просто молчала, ссылаясь на необходимость решения возникших личных проблем и нежелание еще раз вспоминать чеченский кошмар. На том и расстались. Однако при выходе из телецентра какие-то лица явно "кавказской национальности" почти открыто снимали на портативную телекамеру обозревателя "ЛГ". Стало ясно, что все контакты Елены Масюк кем-то тщательно отслеживаются и что чеченская эпопея для тех журналистов, кто дневал и ночевал на позициях чеченских боевиков во время наведения Москвой "конституционного порядка", может в дальнейшем иметь самое неожиданное продолжение.
Радуев
озвучил план
"развала России"
Кто-то из московской пишущей братии удачно назвал Елену Масюк "козырной дамой". Ее вовремя, прямо в ходе визита в Москву президента Чечни Аслана Масхадова, вызволили из плена, что поначалу расценивалось как "подарок" Грозного, пожелавшего приурочить такое действие именно к высокой встрече с Борисом Ельциным. Однако сбивчивые объяснения членов чеченской делегации в Президент-отеле, попытки изобразить освобождение журналистов как успешное оперативное мероприятие грозненских спецслужб, еще более туманные заявления официальных представителей российских властей, глухие ссылки на ФСБ и другие "российские спецслужбы" вызывали все больше вопросов. А последний "чеченский репортаж" группы Елены Масюк вообще выводил аналитиков на серьезные политические размышления. Помните: "главнокомандующий армии Дудаева" боевик Салман Радуев рассказывал и демонстрировал телезрителям план "развала России", включающий разработку методов антироссийских операций вплоть до внедрения "нужных" людей в "мафии Немцова и Чубайса". Радуев заявил, что до тех пор, пока Россия не признает независимость Чечни, его боевики будут сражаться, ибо война с Россией для них не окончена. Неясно, кто и когда разрабатывал этот план, однако становилось очевидным, что чеченцы то ли в очередной раз шантажируют Россию, то ли пытаются довести до некоторых "посвященных лиц" какую-то особую информацию. Сама же Елена Масюк в беседе с обозревателем "ЛГ" только отметила, что сразу после захвата телегруппы НТВ у села Самашки чеченцы устроили им допрос, требуя сдать кассеты, где было запечатлено уже приведенное высказывание Радуева.
Тут много таинственного. Оценить складывающуюся ситуацию можно только при условии выстраивания в некую цепочку событий и их последствий.
После встречи в Кремле с Асланом Масхадовым российский президент неожиданно для многих предложил создать совместную группу, дабы "продумать дальнейшие шаги в отношении свободы Чеченской Республики". Это заявление шокировало не только российских, но и закавказских политиков. Борис Ельцин официально откликнулся на призыв Грозного начать процесс признания его "независимости" задолго до тех сроков, которые были оговорены в Хасавюртских соглашениях, - до 2001 года стороны вообще не будут обсуждать вопрос о статусе Чечни. Какие же аргументы сумел привести Аслан Масхадов в переговорах с Борисом Ельциным с глазу на глаз, дабы побудить его к такому шагу? Подозревать, что российский президент проявил "слабость", не устоял перед психологическим натиском бывшего советского полковника, как это делают некоторые комментаторы, наивно. Тем более что два президента потом стали работать синхронно.
На заседании Совета безопасности, посвященном проблемам Северного Кавказа, Борис Ельцин заметил, что в этом регионе активизировались США, объявившие Кавказ "зоной своих жизненных интересов". Госдепартамент выступил сразу же с опровержением. Но Аслан Масхадов поддержал российского президента. "Запад действительно предпринимает усиленные меры с целью получения монопольного права на разработку сырьевых ресурсов Кавказа, - говорил в телеинтервью Масхадов. - Это не отвечает интересам как России, так и Чечни". Известные заявления Бориса Ельцина о действиях президента НТВ Игоря Малашенко и замсекретаря Совбеза Бориса Березовского также быстро находят отклик у чеченского президента, бросившего уже ставшую знаменитой реплику: "Чеченец может взять деньги, но он никогда не продается".
Потом с шокирующими тезисами стал выступать первый вице-премьер Чечни Мовлади Удугов. "Объективная реальность такова, - говорил он российским журналистам, - что Россия отступает из Закавказья. Идет процесс замены российского воинского контингента в этом районе на военное присутствие сил ООН и НАТО. В этой связи Россия вряд ли сможет в скором времени самостоятельно защищать свои интересы на Кавказе, и поэтому сегодня ей необходим стабильный партнер, которым может быть только независимая Чечня. А Россия должна помочь нам войти в мировое сообщество".
Намеки чеченских лидеров ясны. Баку и Тбилиси с их точки зрения не могут даже потенциально рассматриваться союзниками Москвы в Закавказье, ибо первый "распродает природные богатства Западу", а второй выталкивает российский миротворческий корпус из зоны абхазского конфликта.
И, наконец, еще большее откровение, прозвучавшее из уст президента международного гуманитарного фонда "Единение" Даута Евлаева: "Кавказ - предполагаемый театр военных действий. Многие кавказцы работают с российской нефтяной мафией, которая отстаивает интересы США, Азербайджана, Турции, Пакистана, Саудовской Аравии и Грузии, стремящейся в НАТО. Россия должна вкладывать деньги в Чечню, чтобы иметь сильный форпост, способный противостоять мощным нефтяным картелям, наркомафии. Нужно на 100 лет заключить договор с Чечней об экономическом и военно-стратегическом сотрудничестве".
Как видим, цепочка многоходовой политической комбинации Грозного начинает замыкаться - сначала озвученный Еленой Масюк радуевский план "развала России", затем обозначение "врагов" России на Кавказе в лице нефтеносного Баку, имеющего, как выясняется, "пятую" антироссийскую колонну в Москве или, проще, "нефтяную мафию". И Тбилиси. Однако заявления и высказывания из уст даже высокопоставленных чеченских чиновников не могли сыграть решающую роль в изменении позиции Бориса Ельцина. После военного противостояния и обильного кровопролития, при наличии естественного синдрома политического недоверия конфликтовавших друг с другом сторон Масхадов в беседе с глазу на глаз с российским президентом должен был привести очень весомые доводы и документальные доказательства, чтобы суметь так быстро "перевербовать" на свою сторону опытнейшего и поднаторевшего в закулисных играх политика, каким является Борис Ельцин. И что бы сейчас ни говорили некоторые российские политики о чеченцах, надо признать, что Грозный стал быстро работать на упреждение каких-то опасных прежде всего для себя процессов, могущих развернуться на Кавказе. И в этом он нашел понимание в Кремле.
Кто играет
на нефтяной трубе
"А вы знаете, что каспийская нефть через Грозный никогда не пойдет?" - спросила меня в беседе Елена Масюк. Этого я не знал. И только потом стал придавать значение ее беглой реплике, когда стали разворачиваться интригующие сюжеты, связанные с подписанием соглашения об условиях транзита нефти через Чечню на Новороссийск.
Мовлади Удугов, как всегда, выступил подобно дальнобойному снаряду. "Труба - это производное от политики, - откровенно сказал он, - и дело все-таки не в ней". И действительно, за прокачку первой партии бакинской нефти в объеме всего лишь 200 тысяч тонн Грозный по стандартной тарифной сетке получит всего 100 тысяч долларов. За такие деньги сейчас не купишь даже бронированный лимузин для Аслана Масхадова. Если каспийский проект заработает на полную мощность, то, по подсчетам специалистов, Чечня ежегодно будет получать около 10 миллионов долларов. Цифры не ахти какие, но и такие деньги на земле не валяются. России же, конечно, достанется намного больше. Объяснения российских переговорщиков о том, что чеченцы, завышая тарифы, желают получить от Москвы своеобразную "контрибуцию", выглядят неубедительно. Секретарь Совбеза Иван Рыбкин, ведший переговоры в Дагомысе с руководителем ЮНКО Хож-Ахмедом Ярихановым и порицающий партнера в "капризности", тоже что-то недоговаривает. Крючкотворство первого заместителя министра топлива и энергетики Сергея Кириенко, стремящегося делить затраты на восстановление и охрану нефтепровода и прокачку нефти между различными ведомствами, попахивает нафталином. Раздражен и российский премьер Виктор Черномырдин. Встречаясь с президентом в Кремле, он заявил, что все обязательства перед Азербайджаном по транспортировке нефти на мировой рынок будут выполнены и если Грозный будет выставлять неприемлемые условия, то с 1 октября Россия начнет вывоз нефти из Баку танкерами в Астрахань и Волгоград на местные перерабатывающие заводы. Нежелательно это делать, мягко молвил Борис Ельцин, давая как бы новую команду российским переговорщикам. Выходит, что и здесь российский президент поддержал Грозный. Тут, как говорится, и ежу понятно, что все играют в свои игры и стороны избегают говорить об истинной природе скрываемых разногласий. Ведь фланговый маневр Москвы, решение в случае чего ударными темпами построить новый, обходящий Чечню, нефтепровод по территории Дагестана тоже карта битая. Там, как авторитетно заявил вице-премьер Рамазан Абдулатипов, сложилась "сейсмическая политическая ситуация". В чем же дело?
Председатель Комитета по вопросам геополитики Госдумы Алексей Митрофанов в беседе с обозревателем "ЛГ" быстро нашел ответ. Чеченцы, заявил он, сознательно тянут время, ибо обо всем уже договорились с турками, не желающими, чтобы бакинская нефть пошла по северному маршруту, через территорию России. Но если этого желают турки, означает ли, что такую же цель преследует и Азербайджан, кровно заинтересованный в притоке в национальную экономику собственных нефтедолларов?
Замдиректора "Зарубежнефти" Александр Саруханов также в беседе с обозревателем "ЛГ" высказал нечто подобное: мол, чеченцы уже сейчас говорят о стремлении к независимости. Если мы начнем прокачку бакинской нефти через территорию этой республики, то вынуждены будем создавать и соответствующую инфраструктуру, что еще больше усилит центробежные тенденции Грозного. Если так, то Масхадов со своей командой действует вопреки здравому смыслу. Ведь можно было сначала найти компромисс с Москвой, выкачать из нее "контрибуцию" в любой форме, а затем просто ее "кинуть", а они ведут себя как раз наоборот.
- А если Москва вообще откажется от участия в бакинских контрактах? - задаю вопрос Саруханову.
- Ну что вы, тогда мы вообще потеряем Азербайджан, который непременно будет искать альтернативные пути для выхода своей нефти на мировой рынок.
И опять какая-то несостыковка. Если Москва боится потерять Азербайджан, то вариант Виктора Черномырдина нужно было давно уже задействовать, а то вопрос прокачки нефти связывался с чеченской войной и т.д. Более того, "Транснефть", подписавшая контракт с Баку о прокачке нефти по трубопроводу через территорию России, почему-то всегда определяла сроки, увязывая их, как правило, с началом добычи так называемой "контрактной нефти". Там что, знали, когда и как закончится чеченская война и когда можно будет начинать нефтяной бизнес?
"Контракт века"
и новый век кавказских потрясений
...Осень 1994 года. Очевидцы рассказывали, что президент Азербайджана долго раздумывал перед тем, как поставить свою подпись под "контрактом века". Он просчитывал все возможные варианты. В ходе карабахской войны потеряно было почти 25 процентов территории, масса беженцев. Стояли заводы и фабрики. Безработица. Выступавший ранее против участия Азербайджана в СНГ, он все же решил поставить свою подпись под некоторыми важными документами Содружества. Но попытки через кремлевские кабинеты решить карабахскую проблему ничем не увенчались. Тогда в ход был запущен другой механизм. Нужно было создать такие условия, чтобы привлечь внимание Запада, сделать так, чтобы на Баку стали делать серьезную ставку. Да, есть нефть. Но мир обходился и пока обходится без каспийских запасов. Волей-неволей приходилось вступать в другие игры. И Гейдар Алиев решил рискнуть.
Привлечение западных нефтяных компаний, прежде всего американских, призвано было качественно изменить расстановку политических сил в регионе всего Кавказа, что, с одной стороны, облегчало бы решение карабахской проблемы, с другой, сужало бы возможности России для широкого политического маневра. Но проблемы, вызванные появлением такого политизированного контракта, оказались намного масштабнее и глубже. Джинн, выпущенный из бутылки, становится непослушным. Осложнились отношения с соседним Ираном, который будучи вытолкнут под давлением США из состава участников контракта, стал блокироваться с Ереваном и Москвой. Турция, на словах заявляющая о солидарности с Баку, не могла нести солидные финансовые издержки для полномасштабного функционирования независимого Азербайджана. Тогда заработал иной сценарий: путем "моральной" солидарности с некоторыми явлениями на Северном Кавказе заставить Россию все же считаться с собой и пойти по пути расширения сотрудничества. Но и этот путь должен был иметь свои границы. Грозный, вопреки прогнозам кавказских политиков, сумел выстоять в военном противостоянии с Москвой и превратиться в самостоятельную политическую единицу. Где-то, на каком-то этапе, контроль над процессами был утерян и создались благоприятные условия для эффективной контригры. И чеченцы ее начали.
Волк - национальный символ Чечни. Это хитрое и умное животное с развитым инстинктом выживания. Но у волка есть известная охотникам слабость - предполагаемую зону нахождения волка они окольцовывают красными флажками, которые волки не могут психологически преодолеть. Особенно трудно избежать такой ловушки молодым волкам. Старые же волки, раз побывав в такой переделке, нервничают, делают ошибки и пытаются из нее выбраться. Не всегда это удается, но волк, по наблюдениям охотников, предпринимает отчаянные маневры, пытаясь уйти из западни. Мне кажется, что чеченские лидеры своими открытыми намеками на антироссийскую политику в Закавказье Гейдара Алиева и Эдуарда Шеварднадзе устроили им именно такую ловушку. Достоверно известно, что Грозный по своим тайным каналам не раз обращался еще со времен Дудаева к Тбилиси и Баку с просьбой признать его независимость. Чеченцам отказывали, но с ними не избегали диалога. Понятно почему, ведь в случае признания независимости Чечни Москва "узаконила" бы свои отношения с Карабахом и Абхазией. Теперь чеченцы поставили эту проблему перед Москвой, "засвечивая" бывших своих партнеров по "моральной поддержке". Игра началась. Если Москва все же пойдет на вариант "большей свободы" Грозного, то объективно и качественно станет меняться общая геополитическая ситуация на Кавказе. Вопрос о "большей свободе" перейдет в плоскость практического решения для Степанакерта и Сухуми. А это сможет спровоцировать и другие центростремительные процессы - поднимутся разделенные между Россией и Азербайджаном лезгины, чеченцы-аккинцы, другие народы, проживающие в Дагестане. Поэтому следует ожидать серьезного ответного маневра со стороны старых "кавказских волков", вдруг почувствовавших, что их кругом обвесили флажками.
Испытание пройдут и московские "молодые волки" - наши реформаторы. Судя по тому, как ведут себя с ними чеченцы, можно предположить, что и на них есть серьезные заготовки. Дуэль в этой сфере только начинается, и о ее реальном исходе можно пока говорить только на уровне версий. Во всяком случае, один из чеченских политиков, не пожелавший пока обнародовать свое имя, высказался в телефонной беседе с обозревателем "ЛГ" приблизительно так: "Мы поможем Борису Ельцину искупить свой грех перед чеченским народом. Будет время, когда в Чечне будет стоять памятник первому российскому президенту. И мы должны ему помочь". Может быть... Может быть...

ЛГ, 11 сентября 1997



Вернуться к Оглавлению