Make your own free website on Tripod.com
Альманах "Чеченский Феномен"
НЕЗАВИСИМОСТЬ ИЧКЕРИИ
Макс ФРИДМАН

С ЧЕЧЕНСКОЙ РЕСПУБЛИКОЙ НАДО УСТАНОВИТЬ
НОРМАЛЬНЫЕ МЕЖГОСУДАРСТВЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ
и приступить к налаживанию отношений дружественных



31 августа 1999 года исполняется ровно три года с момента подписания в Хасав-Юрте «Принципов определения основ взаимоотношений между Российской Федерацией и Чеченской Республикой», которые установили 64-х месячный период для определения статуса Чеченской Республики Ичкерия. Пункт 1 этих Принципов так и гласит:

«Соглашение об основах взаимоотношений между Российской Федерацией и Чеченской Республикой,
определяемых в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права,
должно быть достигнуто до 31 декабря 2001 года.»

После 21 месяца жестоких военных действий на территории Чеченской Республики во имя «восстановления Конституционного порядка» Россия отступила… Отступила, так и не сумев восстановить «имперское правление». Однако, отступила, временно.
Почему же Россия все-таки пошла на такой, хоть и временный, но отступной шаг, ведь ни одной из продекларированных до войны целей не было достигнуто? Чеченцы ведь не покорились и не разоружились. Наоборот, стали еще более горделивыми и более вооруженными. Было сказано, что избавлялись от «криминального генеральского правления», а получили еще более «радикальное»… Почему же Россия отступила там, где она обычно никогда не отступает? Неужто из-за ослабленности войной и непосильного несения огромного бремени людских, моральных и материальных потерь, а может из-за давления со стороны Совета Европы и риска потерять западные кредиты? Скорее всего нет, хотя, возможно, эти и некоторые другие аналогичные им факторы могли сыграть какую-то роль.
Дело, все-таки, в том, что Александр Лебедь, подписант Соглашений с российской стороны, первым в политическом истэблишменте России понял принципиальную нерешаемость поставленной задачи. В данных условиях и с помощью данных вооруженных сил. Правда, он не смог переубедить Ельцина и заставить отказаться от изначальной доктрины: «Покорить Чечню любой ценой!» Но он сумел убедить Президента РФ в необходимости взятия тайм-аута и уговорил его пойти именно на такую формулировку.
Выторговав пятилетний с гаком срок, Лебедь думал про себя, примерно, так. За время этой передышки «либо российский Эмир умрет, либо упрямый чеченский ишак независимости окочурится». То есть в том, 1996 году, была у него такая надежда, что, или задача о покорности чеченского народа будет вскорости снята с повестки дня, или вопрос решится как-нибудь сам собой, по-русски, «на авось».
Ичкерийскую сторону это так же тогда устраивало в той степени, лишь бы побыстрее выводились российские войска с ее территории, что само по себе уже является признаком независимости де-факто. Впрочем, вайнахи выражали готовность к правовой определенности де-юре в любой момент времени, не дожидаясь не только 2001-го года, но и предыдущих ему лет. Естественно, позиция чеченцев как стороны конфликта, не без основания считающих, что они отстояли свою свободу и независимость, была и остается неизменной – установление нормальных межгосударственных отношений с Россией. Решаема ли эта задача вообще, хотя бы теоретически? Надо полагать, что да. И их вдохновляют такие примеры как СССР, добившийся признания от США аж через 16,5 лет после Октября 17-го года. Как ждала Эритрея целых семнадцать лет. Как были признаны еще полсотни государств после второй мировой войны.
А вот как быть с российским подходом. Возможно ли современное покорение чеченцев?
В геометрии есть одна проблема, которой обычно преподаватели загружают группу начинающих студентов-математиков, чтобы проверить их способности. Называется она «трисекция угла», а суть ее заключается в том чтобы суметь с помощью линейки и циркуля поделить любой произвольный угол на три равные части. Обычно все новички с огромным рвением бросаются на штурм этой легкой на первый взгляд задачи., поскольку для «дележа на два» она решаема элементарно. Но проходит достаточно много времени, пока кто-нибудь из них не найдет строгого логического доказательства, что она не имеет решения в своей исходной постановке в обычном «Евклидовом пространстве». Положительный результат может быть только в искривленном пространстве геометрии Лобачевского. Убедившись в этом на результатах первооткрывателя, остальные, как правило, прекращают неблагодарное занятие и находят себе новые увлечения.
Но, к сожалению, в российской политике вовсе не так как в математике. Здесь четкая научная логика зачастую подменяется размытой эмпирической волей Одного, Самого Главного Политика. Как он сказал, так и будет. Попробуй возрази, даже если все более чем очевидно. Нынешний Хозяин Кремля, а он для россиян почти как Аллах, единственный и всемогущественный, по прежнему не снимает с повестки дня однажды им же поставленную задачу: «Любыми и всеми доступными силами бандитскую Чечню не пущать, а выполнившего его императорскую волю одарить по-царски».
При этом доказательный опыт других, «неглавных политиков»,  в том, что эта задача не решаема в расчет никак не берется. Вот и приходится нынешним российским горе-администраторам всячески изворачиваться, лишь бы угодить Главному и при этом постараться не потерять своих высоких хлебных мест. Однако, места, тем не менее, теряются. Ведь посмотрите, кто только и как только не решал за последние годы чеченскую «политическую трисекцию угла». От Егорова до Рохлина. От сладких посулов до смертельной бомбовой дубинки. В результате сотня тысяч жизней и триллионы денег вместе с ревностными исполнителями Воли Самого канули в лету. Между тем, многие из них прекрасно понимали, что в принципе нельзя инородный «вражеский и бандитский орган пришить к здоровому телу России». Будет неотвратимое отторжение. Это аксиома. Ан нет. Упрямо продолжают с отчаянной безысходностью.
Уж если кого и прививать, то это должен быть дружественный совместимый орган. Тогда и не отторгнется. Даже на примере с весьма лояльной Белоруссией мы видим насколько это все же болезненный процесс.
А с другой стороны, как это можно из «вчерашних бандитов» сегодня сделать «равных братьев»? Столько денег угрохано на создание одиозного бандитского образа. «Лучшие российские умы и таланты» были подключены для этого. Паин, Говорухин, Невзоров... Тут уж что-то одно, либо брат, либо братан, то бишь бандит. Но обратный откат дорогого стоит. Да и возможно ли это в российском «плоском евклидовом пространстве», если до сих пор ни один российский политик, кроме, пожалуй, Валерии Новодворской, никогда еще не сказал, что чеченцы и русские равны, или, хотя бы из приличия, что они - равноправные граждане России. Никто не сказал, что нельзя делить людей, проживающих в Чеченской Республике на русских и второсортных чеченцев. Неужели, российские политики не понимают, если только они искренни, что уже одними этими высказываниями они еще более убеждают чеченцев в правильности своего выбранного пути. А может, понимают, да и делают специально во вред?
Когда я говорю: “чеченский народ”, то подразумеваю всех проживающих в Ичкерии граждан, не зависимо от их этнического происхождения или религиозной ориентации. Именно этнические чеченцы помогали едой этнорусским бабушкам и дедушкам, укрывающимся в подвалах Грозного от бомбардировщиков, пилотируемых, кстати, не только российскими русскими, но и российскими чувашами или татарами. (Оказалось, что сбитые в чеченском небе летчики имели такое этническое происхождение). И именно ичкерийские этнорусские потом спасали от омоновских самосудов-расстрелов ичкерийских этночеченцев.
Перелопатив гору бумажных статей по чеченской проблематике, опубликованных за подписями всех нынешних думских фракций от «Яблока» до аграриев с независимыми, и обшарив все известные закоулки Интернета по данной тематике, я не нашел ни одной, обратите внимание, ни одной, в которой осуждался бы геноцид чеченцев! То, что русских убивали в грозненских подвалах – так это плохо, за это Ельцина под суд! А что чеченцы мерли как мухи, так туда им и дорога. Почему всех не добили? Даже мотивация импичмента «по Чечне» была именно в таком ракурсе. И, знаете, оказывается, что российское общество в большинстве своем сочувствует и сопереживает именно такой вот подаче материала. В россиянах искусственно культивируются ложные эмоционально-негативные реакции по поводу "унижения русскоязычных за рубежом" и в тоже время палец об палец не ударяется, чтобы не то, что улучшить благосостояние, а хотя бы облегчить бедственное положение многих и многих простых граждан в самой России. Позвольте, если вы утверждаете, что чеченцы - это такие же граждане России, то и отношение к ним должно быть адекватное, без деления, по крайней мере, по расовым или этническим признакам. Вот вам и ответ на одну из многих побудительных причин стремления чеченцев к самоопределению. Это российская политика двойного стандарта.
Нет, к сожалению, у россиян ни боли, ни покаяния за содеянное. Внутренне они уже давно смирились и давно определили для себя статус Ичкерии. Статус неприжившегося в российском доме чеченского волка.
Вы обращали внимание как много у россиян в квартирах собак. Любых пород и мастей. По внешнему виду и своему характеру эти четвероногие порою напоминают различные вполне узнаваемые человеческие расы и этносы. Такие же покорные и служивые для хозяев и агрессивно настроенные по отношению к другим. А видели, с каким удовольствием хозяева командуют покорными псами? «Стоять», «лежать»… Интересные аналогии приходят в голову. В фильтрационных лагерях Моздока команды были очень схожие, правда относилось это уже не к собакам...
А вот ручного волка, преданного хозяину, вы нигде не встретите. Даже в цирке не увидите. Все животные покоряются императивной воле человека: и львы, и слоны, и лисицы, и удавы, и касатки, и крокодилы. Все, кроме волка. Волк дрессировке не поддается. Кстати, ни в чеченских городских квартирах, ни в комнатах их сельских домов вы никогда не найдете собак. Свободолюбивому чеченскому менталитету претит устанавливать господско-рабские отношения с кем бы то ни было, даже с собаками. Отношения могут быть только как к равному, если уважаем, или как к пленнику, если не умеете постоять за себя. Увы, таков чеченский менталитет, который тоже имеет право на существование.
Итак, мы выявили еще одну аксиому: «Чеченский волк не поддается российской дрессировке».
Однако обреченные попытки российского политического руководства в этом направлении не прекращаются. Минула вот уже половина отведенного хасавюртовского срока. За это время мы видели увещевательные попытки Черномырдина, Кириенко и Примакова хоть как-то воздействовать на чеченскую сторону. Но ситуацию они ни сколько не изменили. Да и как изменишь? Если Шеф заставляет их на переговорах с чеченским руководством выставлять невыполнимую задачу в ультимативной форме, чтобы Масхадов «очистил Чечню от бандитов, вахабитов и прочих …итов». Как будто речь идет об очистке какой-то территории от москитов. Миллионная «армия российских санитаров» чистила, чистила, не могла зачистить. Кириенко так тот и вовсе извинялся: «Ты прости, Аслан Алиевич, у наших совсем крыша поехала. Войди в мое трудное положение, может, консенсус какой с твоими серыми найдем? Могу предложить свободную экономическую зону». Но Ичкерия стоит на своем: «Хотим не зону, хоть и свободную. Свобода у нас уже есть. Хотим признание независимости!»
А тут еще приход нового, четвертого за год, российского премьера придал совсем иные «пограничноперестрелочные» окраски вяло текущему процессу российско-ичкерийских отношений. Российскому обывателю невдомек, что перестрелки в воинских частях на дагестано-чеченской границе, обстрел вертолетами колонны чеченских бензовозов на территории Ичкерии и многое другое есть на самом деле результат пьяных разборок «курирующих бензиновый бизнес» российских офицеров с чеченскими торговцами нелегальных нефтепродуктов, а также новый хозяйский передел в этой сфере в связи с последними назначениями в российском правительстве. «В ответ на провокационные действия чеченских боевиков наша армия будет наносить по противнику адекватные удары возмездия» заявляет российский генералитет и начинается «градовый долбеж островов на реке Терек, где укрываются сотни бандиты». Какие острова, какие бандиты, где укрываться то? Российскому обывателю об этом невдомек. А ведь пункт 1, но уже «Договора о мире и принципах взаимоотношений между Российской Федерацией и Чеченской Республикой Ичкерия», подписанном 12 мая 1997 года в Москве лично Ельциным гласит: «Навсегда отказаться от применения и угрозы применения силы при решении любых спорных вопросов.» Анатолий Куликов поплатился министерским портфелем за свои неосторожные слова. Видно за прошедшие два года про Договор этот уже подзабыли.
В какую сторону теперь пойдет развитие взаимоотношений между Россией и Ичкерией сейчас трудно представить. До сих пор они были как «ОТНОШЕНИЯ СО МНОГИМИ НЕ».
НЕясность, НЕопределенность, НЕурегулированность, НЕуправляемость, НЕизвестность … и т.д. Эти НЕ постоянно ставили в тупик и путали карты всех тех российских политиков, которым приходится отрабатывать свой хлеб на ниве доказательств о «российской принадлежности Чечни».
Правда, некоторое новшество все же внес новоявленный «азиатскоподданный, Борис Ибрагимович», большой специалист по чеченским вопросам, который в 1998 году попытался заменить болезненное для россиян НЕ на специальный придуманный им оборот – «КАК БЫ». То есть «Чечня – КАК БЫ в составе России», она «КАК БЫ управляется» или «управляется КАК БЫ», в общем «все КАК БЫ» и нет этого противного аллергенного «НЕ». Если ичкерийцы отнеслись к такому несколько инфантильно, то россиянам это «КАК БЫ» даже очень как бы понравилось и с легкой руки господина Березовского оно распространилось по всем городам и весям великой матушки и сегодня как бы прочно вошло в разговорную практику. Жаль что, БАБ своевременно не застолбил авторские права, сейчас бы наверняка как бы увеличил свои капиталы.
Кстати, эти самые НЕ были как раз и сформулированы в вышеупомянутых Хасавюртовских соглашениях, основная смысловая суть которых заключается в том, что между Россией и Ичкерией было подписано… «МЕЖГОСУДАРСТВЕННОЕ ПРИЗНАНИЕ О ВРЕМЕННОМ ВЗАИМНОМ НЕПРИЗНАНИИ». Вот такая казуистика.
При этом, заметьте, и срок определен - «…до 31 декабря 2001 года…», то есть вовсе никакой не мораторий. Да и вопрос можно было решать и в 1997-ом году, и в 1998-ом, и в 1999-ом …, но никак не позже 2001-го.
Конечно, время идет. А Эмир между тем здравствует, да и ишак вроде радостно гогочет. Если раньше для нетерпеливых горцев пять лет неопределенности казались долгим веком и они всячески пытались принимать различные усилия по сокращению этого срока, то теперь чеченцы начинают постепенно успокаиваться, видя, что Время Работает на них. Да и чего дергаться? Все ближе и ближе вожделенный момент, когда все разрешится само собою.
И, наоборот, вот уже с российской стороны чувствуются изменения в настроениях и нарастающее беспокойство. Если прежде звонкий хор голосов из засаленной колоды думских гореполитиков от Зюганова до Жириновского слаженно и бодро декламировал по случаю и без оного одну единственную запрограммированную фразу «Чечня в составе единонеделимой России…», а ультралевые с ультраправыми открыто призывали продолжить полномасштабную войну до победного конца, уничтожив, если понадобится, все население республики, а завоеванную территорию - заселить готовыми к этому казаками, как уже, впрочем, было и в прошлом веке и даже в недалекой истории в конце сороковых годов нынешнего столетия, то теперь все сменилось унылой и нестройной разноголосицей первых: «может останетесь, дадим привилегия…, может быть ассоциированный член вас устроит…?» и призывами «отгородиться от Чечни противотанковыми рвами» - из уст вторых.
Неужто прозрение наступает. Вовсе нет, просто хотят, если не получается приручить, то хотя бы загнать чеченского волка в клетку. Тогда, мол, обретется спокойствие. Вот вам еще одна аксиома российской политики.
А давайте зададимся вопросом, возможно ли это осуществить в современных условиях. Пожалуй, что нет. И вот по каким основным причинам.
Чтобы снова загнать в клетку чеченский народ, его надо, либо туда заманить, либо, обезоружив, загнать силою. Горцы, в принципе, доверчивый народ. Доверялись они и царю в прошлом веке, доверялись и большевикам в 18-ом. Доверились и демократам в 91-ом. Вряд ли сейчас снова наступят на эти же грабли.
Что касается разоружения, то в современных российских условиях это практически неразрешимая проблема. И вот почему. Как хорошо всем известно, самое новейшее оружие поступает в Ичкерию с российских военных заводов, российских оружейных складов, из подразделений российских воинских частей. Нельзя разом, в одночасье, напрочь вывести с корнем коррупцию в морально разложившейся российской армии. Чрезвычайно трудно локализовать оружие и на заводских складах Тулы, Ижевска…, особенно, в сложившихся условиях хронических денежных невыплат, да и нищенских их размеров. Невозможно расставить на всех российских дорогах, ведущих к Ичкерии, неподкупные посты… Не секрет, что чеченская кампания была проиграна для России, в основном, из-за продажности офицеров МО, МВД, ГПС и т.д. Что-нибудь изменилось сейчас или можно изменить? В нынешних российских внутриполитических условиях - вряд ли.
Даже если представить себе, что данная архисложнейшая задача выполнена, то как разоружить чеченцев? Не могу себе этого представить. Вооружены все поголовно, и старики, и женщины, и дети. Только, наверное, ценою полного истребления всего чеченского народа.
А давайте зададимся еще одним вопросом. Отвечает ли такая доктрина, то есть, «покорение любой ценой», истинным интересам России и ее народов? Для ответа на данный вопрос, наверное, надо знать эти самые интересы. Здесь проблема в том, что кроме собственно российских политиков суть декларируемых ими российских интересов никому не известна. А угадать, какая именно суть является той самой в широкой палитре других сутей, чрезвычайно затруднено. Посмотрим, однако, как формулируются национальные интересы других стран. Они заключаются в том, чтобы «государство обеспечивало максимально возможный жизненный уровень своих граждан и стремилось к максимально гарантированному соблюдению их прав и безопасности от посягательств на этот высокий жизненный уровень, как со стороны иностранных государств, так и со стороны внутренних сил или элементов в плане оборонной, криминальной, экологической и иных видов безопасности». Улавливаете, сие означает обеспечить рай для россиян хотя бы международных стандартов и оберегать его всячески от любых посягательств. Другое дело, что эту благороднейшую задачу высшее политическое руководство России решает, как-то, крайне своеобразно. О высоком жизненном уровне всех россиян можно и не заикаться. Кое-кто, небезызвестный, обещал лечь под поезд. Да поезд тот все еще не подошел. Правда, для некоторого узкого круга, искомый рай уже наступил. И вопросы безопасности решаются, как ни странно, именно для данного круга. Что ж, российский мужик терпелив безмерно, он будет ждать расширения этой окружности до нового пришествия Христова. Но вопрос сейчас в другом, как думается решать вопрос безопасности в случае с Ичкерией? Неужто безопасность граждан Чеченской Республики будет решаться за счет их тотального истребления?
Вот вам парадоксальность российского подхода к чеченской проблематике. Если ичкерийцы - это граждане России, то их вроде нужно защищать, а не истреблять. А если истреблять, то как можно, своих-то граждан? А если не истреблять, то как покорить? Здесь и заключается вся квинтэссенция!
Российская политика, проводимая в отношении Чеченской Республики, наносит прямой ущерб прежде всего самому российскому государству, его международному авторитету, противоречит национальным российским интересам и чаяниям российских народов.
Естественно, что при этом вайнахи никак не возьмут в толк, чего именно добиваются российские политики, отстаивая подобные алогичные позиции в отношении Ичкерии.
Если нужна ее территория, то она же очень маленькая, по сравнению с прошлым веком итак урезана почти в шесть раз. Вон сколько земли на безбрежных просторах России. Но ради своей независимости они даже готовы еще поделиться. В 1997 году на российско-ичкерийских переговорах так и ставился вопрос: «Ваше признание – наша уступка двух районов». Нет, оказывается дело вовсе не в пресловутых «казацких районах». С другой стороны, если России нужна именно кавказская территория, то почему в самом благодатном российском регионе, Краснодарском крае, уже начали пустеть станицы и деревни. Селяне уходят в города, уезжают в другие страны. Тогда может просто чеченцы не нужны на Кавказе? Или хотят оставить только процентов 20-30, как по плану выселения Черномырдина от 30 ноября 1994 года? Возможно, но сегодня это явная утопия.
Стратегический регион? Неужели боязнью влияния Запада у своих границ продиктованы некоторые шаги? Тогда зачем уступают целое Закавказье НАТО и международным финансовым корпорациям? Доступ в «кладовую 21-го века» каспийского бассейна постепенно захлопывается для России. А ведь, наоборот, полноценный российско-чеченский союз мог бы весьма успешно противодействовать этому влиянию. И именно независимая Ичкерия, дружественная России, могла бы эффективно отстаивать совместные интересы и на Кавказе и в других регионах мира.
А может, в самом деле, признание Чеченской Республики приведет к развалу России? Ну давайте, хоть иногда, немножко пораскинем мозгами. Ну что это за государство, готовое рассыпаться из-за маленькой Ичкерии. Да и кто еще решится навлечь на себя имперский гнев Кремля, кто ляжет под бомбы и снаряды, кто еще в России воевал против нее за свою самостоятельность более 300-от лет? Буряты с якутами, извините, или казаки с калмыками? Однозначно, никто! Конечно, ничегошеньки такого ровным счетом не произойдет. Просто вокруг признания независимости Чеченской Республики существует искусственно созданный миф «о развале России и угрозе ее целостности». Вот дальнейшее упрямое отстаивание данного фальшивого тезиса как раз и может привести к этому самому «развалу».
Балканская война НАТО высветила в этом плане весьма значимые обстоятельства.
Россия, еще совсем недавно не безосновательно считавшая себя влиятельной страной в мире, ныне растеряла и былой авторитет и былое влияние. Она постепенно утрачивает свою самостоятельность и медленно, но неизбежно, входит в орбиту "прогнувшихся" и целиком зависимых перед США служак-сателлитов. Это было наглядно продемонстрировано совсем недавно в Кельне, на саммите «восьмерки», а на самом деле «единицы» с «семеркой». Только в качестве главной «Единицы» выступали американцы, а в роли послушной «семерки» – все остальные, включая и Россию
Американцы, как известно, вбили крепкий клин между Россией и традиционно пророссийски настроенными мусульманскими государствами. Страны Восточной Европы теперь прочно ориентируются на Запад, от бывшего соцлагеря остались только Куба, да КНДР. Союз СНГ дышит на ладан. Если 10-15 лет назад у СССР были стабильные 45-50 «своих голосов» в ООН, то теперь кто? Лукашенко с Милошевичем, да с не предсказуемым Саддамом? Раз-два, и обчелся. Понятно, что даже ООН теперь прогнута перед Штатами до неприличной позиции.
Где же, теперь, искать союзников для прогибающейся России? В Азии, Африке или в Латинской Америке? Да и много ли корысти сейчас третьим странам от дружбы со слабой Россией, которую криками «Браво!», заставили на Балканах подчиниться натовской политике. Все давно стоят в очереди на прием к богатенькому дяде Сэму.
Впрочем, правда, не все. Или пока еще не все. Народ Ичкерии еще не потерял надежду на новый российский подход к своей проблеме. Стучатся и стучатся со своими предложениями, достучаться не могут. А действительно, интересно, что же, в конечном счете, предлагают чеченцы такое, которое в Москве все время отметается с порога?
Вайнахи предлагают России «Равенство в мирное время» и протягивают руку «Товарища в беде». К большому сожалению, то ли мания имперского величия, то ли что-то еще другое не позволяет пока осмыслить это ценное и спасительное для России предложение.
Вот представьте себе, даже если это очень трудно, что Россия признала независимость Ичкерии и между ними установились крепкие межгосударственные отношения. Именно в этом случае Чеченская Республика становится, как ни странно, зависимой. Зависимой от своей географической расположенности вблизи России, от обреченности иметь с ней совместные экономические связи, от чеченских национальных интересов, наконец, которые напрямую связаны с российскими… Россия становится зоной жизненных интересов Ичкерии и ограждение России от иностранных посягательств станет для Чеченской Республики первостепенной задачей! И от этого выигрывает сама Россия. Именно в этом случае она снимает с себя весь тяжелый груз нерешаемых «чеченских проблем» и может спокойно вздохнуть, направив силы и внимание на свои другие актуальные задачи. Чеченская мобильность, влиятельные чеченские диаспоры за рубежом и другие, свойственные чеченцам специфические факторы, могли бы быть призваны на пользу России и ее народам.
А вот случись, не дай Бог, сегодня война НАТО против России, как вы думаете, кто придет первым ей на помощь. Сербы или белорусы? Хусейн пришлет батальоны? Как бы не так. Первыми в первых рядах будут чеченцы. Как это было в 14-ом, 41-ом и в августе 91-го года, когда Басаев организовывал оборону Белого Дома, за что, говорят, позднее был даже отмечен благодарственной грамотой Ельцина! Как помогали 43 не сломленных чеченца в брестской крепости, удерживавших ее даже тогда, когда немецкие войска продвинулись далеко в сторону Москвы.
Как Ханпаша Нурадилов, лично уничтоживший около 1000 солдат противника. Как Висаитов, первым из советских военных получивший американскую медаль за первый выход к Эльбе.
Как чечено-ингушская рота Магомедова, боец которой, Исмаилов из Хасавюрта первым водрузил знамя над рейхстагом, за что был награжден Ельциным спустя…аж 50 лет после совершения подвига?!
Как, впрочем, многие и многие другие и в прошлых веках…
Мне могут не поверить и, наверняка, некоторые скажут: «Пусть все так и было, как ты говоришь. Но теперь, после такой трагической войны этому уже не бывать». Все же хочу заверить всех. Запомните, у чеченцев нет никакой конкретной обиды на всех русских. Есть, возможно, конкретный личный мужской счет к десятку другому российских одиозных лиц. И все. Таков у них менталитет. Всегда защищать слабого – в этом самовыражение чеченца. В гипотетической войне с НАТО Ро ссия будет слабой стороной, значит, многовековой чеченский инстинкт заставит их защищать тех, кто вчера бросал бомбы на их жен, матерей и сестер. И да и нет. На самом деле, они и в этой ситуации вновь будут защищать опять-таки свою свободу и независимость. Они будут держать очередной экзамен для очередного чеченского поколения в очередном утверждении исторически наследуемых особых чеченских представлений о чести и достоинстве. Без этого нет самоутверждения чеченцев или они уже перестают быть чеченцами. А война и всякие экстремальные условия – лучшая возможность для этого. Нужен ли России такой партнер, решать ей самой.
Если у кого-то после этих слов возникнут мысли, что автор идеализирует чеченцев, то хочу сразу сказать: я далек от такой мысли. Конечно в Ичкерии есть свои проблемы и не маленькие. А у кого их нет? Более того, заранее предугадывая возможный стандартный набор упреков российского обывателя, обработанного пропагандой СМИ и не отягощенного собственным аналитическим аппаратом, хочу четко заявить. В Чеченской Республике-Ичкерия криминала не больше, чем в самой России. Это легко проверить. Там нет таких деяний, каких нет в самой России. В этом тоже легко убедиться. Все, что там есть, есть и в самой России, в еще больших масштабах. Наркотики, оружие, фальшивомонетчество… Это легко доказать. Чеченцами не изобретено ни одного нового сугубо «чеченского криминала», которого бы ранее не было изобретено в самой России. Факт неоспоримый.
Однако, уверен в одном. Россия и Ичкерия легче бы справлялись со своими криминальными болячками, да и с другими проблемами, в условиях нормальных межгосударственных отношений, нежели сейчас, в период их отсутствия. А пока воз и ныне там.
«За Шпигуна платить не будем», заявляет чеченскому президенту Степашин во время своей недавней поездки 11-го июня в Магас. Непонятно, то ли Масхадов деньги просит, а они у Москвы кончились, то ли Масхадову говорят: "вызволяй на сей раз за свои…" В общем, разборки какие-то, мало достойные государственных мужей. А про то, что люди хотят услышать, как же думает новое белодомовское руководство решать хроническую проблему никак не складывающихся российско-ичкерийских отношений, узнать про то, когда же, наконец, будут выплачены пострадавшим компенсации за развал и разруху, за боль и трагедию, о том ни слова, все та же стыдливая замолченность.
А жаль. России и ее народу, равно как и Ичкерии и ее народу нужны совсем иной подход и иные отношения. Может для этого должен появиться свой Де Голь или, по крайней мере, новый Лебедь. К сожалению, ничего такого на российском политическом горизонте не просматривается. Что же? А вдруг хороший барин и вовсе не приедет, получается вот так «нерассуженными» и жить дальше будем все время? Неужели нет никаких надежд на скорое улучшение? Я уверен что есть. Без упования на «приезд барина». Сама Россия и ее народ помогут в этом. И случится это тогда, когда в России захотят нравственного очищения, перестанут употреблять уничижительное ермоловское прозвище Чечня и все перейдут на уважительное Ичкерия или просто Чеченская республика, Чечения, наконец. Даже большевики за семьдесят с лишним лет ни разу себе не позволили этого. Ни один уважающий себя чеченец не называет, да и не назовет Россию – Русня. Это ниже достоинства и чести чеченца, потому что он твердо знает, что унижая другого - унижаешь прежде всего себя. В этом можно убедиться, прочитав хотя бы всю чеченскую прессу, издававшуюся как во время военных действий, так и после. Культура и любого человека и любой страны выражается прежде всего в уважительном отношении к другим людям и к другим народам, несмотря на количественное присутствие среди них мерзавцев.
Не надо ждать. Россия уже сегодня может сказать многострадальному народу: чеченец, уважаемый, давай дружить, помоги мне избавиться от вредной болезни мании величия…
Это единственно возможный шаг к сближению. Первой его должна сделать Россия.
И чем скорее он произойдет, тем быстрее наступит улучшение в самой России. Откуда я все это знаю? Просто интересуюсь историей. Если бы у российских политиков нашлись бы время и желание к тому же, не было бы на земле многих бед.
Уверен даже в большем. Придет время и откроются многие тайны. Старые ценности обязательно уступят новым воззрениям. В российской русской среде первый президент Ичкерии Джохар Дудаев будет восприниматься совсем по другому. Вполне возможно, что однажды в Москве даже появится его памятник, как символ российско-ичкерийской дружбы, и это будет свидетельством тому, что наступила эра новой России, о которой надеются и мечтают многие народы.
Я тоже очень верю в такую Россию.

ХасавЮрт - Париж
23 июня 1999г.



Вернуться к Оглавлению