Make your own free website on Tripod.com
Альманах "Чеченский Феномен"
ПРАВО И АНТИПРАВО


Вадим БЕЛОЦЕРКОВСКИЙ

ДАЙТЕ ОТДЕЛИТЬСЯ!

Изменить мировое право - значит предотвратить новые потоки крови
 
Полезно было бы отбросить сейчас воинственно-патриотический угар, в который погрузили страну правящие круги и левo-правая оппозиция, и вспомнить, что российские правозащитники во главе с академиком Андреем Сахаровым, к числу которых принадлежал и автор этих строк, все время доказывали советским властям и миру, что нарушение прав человека не может, не должно быть внутренним делом страны, в которой они нарушаются. Но властители СССР и других тоталитарных стран рычали в ответ: "Нет! Это наше внутр-р-ренне дело! Не сметь нарушать наш сувер-р-рнитет!" И в "доказательство" кидали правозащитников в лагеря или изгоняли из страны, а то и убивали. Сейчас в связи с истязанием Косово эта борьба вновь вспыхнула в иной форме. Демократическое сообщество исходит де-факто (увы, не де-юре!) из обозначенного выше правозащитного принципа, а Россия и поддерживающий ее Китай - из средневекового или тоталитарного: "Косово (т.е. убийство албанцев) - внутреннее дело Югославии!" А за этим еще проще: "Наших бьют!" Когда "наши" били, мы ничего не замечали. Блатная психология.
 И демократический мир должен когда-то окончательно определиться и в Уставе ООН зафиксировать, что нарушение прав человека и национальных меньшинств ни при каких обстоятельствах не является внутренним делом страны-нарушителя и должно быть остановлено мировым сообществом любыми допустимыми и возможными в данной ситуации мерами, вплоть до применения военной силы в случае, если нарушается право на жизнь и политические и экономические меры не помогают.
 И из Устава ООН в связи с этим должно быть исключено требование единогласия в Совете Безопасности. Требование это, парализующее СБ, было введено при основании ООН в угоду Советскому Союзу и Китаю, которые в противном случае не примкнули бы к этой организации. И Россия и Китай, разумеется, регулярно пользовались принципом единогласия, чтобы блокировать неприемлемые для них инициативы демократических стран.
 Не будь сегодня требования консенсуса при голосовании в Совбезе, НАТО, разумеется, не стала бы действовать в Югославии без одобрения СБ, и такое одобрение было бы получено. Как мы видели, кроме Китая и Намибии, никто там не поддержал российский проект резолюции, осуждавший бомбардировки Югославии. И Слободан Милошевич в этом случае бы мог не решиться на отказ от мирного плана Контактной группы: он и его союзники в России и Китае не имели бы возможности обвинять НАТО в нарушении Устава ООН и агрессии!
 Если права человека и нацменьшинств будут вынесены за скобки внутреннего дела любой страны, труднее будет и другим странам поддерживать их нарушения из политических соображений, как, к примеру, западные страны фактически поддерживали войну Ельцина и Ко в Чечне, боясь, очевидно, дестабилизации России.
Демократическому сообществу предстоит определиться и по вопросу приоритета права народов на самоопределение, "вплоть до отделения" над принципом территориальной целостности. Право это было зафиксировано во Всеобщей декларации прав человека, но затем на Хельсинкском совещании в 1975 году опять же в угоду СССР приоритет был отдан территориальной целостности. Чтобы Москва была спокойна, что никто не станет претендовать на возвращение территорий, присвоенных Советским Союзом после Второй мировой войны. (Не забудем, что СССР единственный из числа стран-победительниц вышел из войны с территориальными приобретениями!) То есть в Хельсинки под шапкой "неприкосновенности территориальной целостности" фактически было освящено нарушение целостности ряда государств (Германии, Японии, Румынии, Финляндии, Словакии, Венгрии) в пользу Советской России!
 Отсутствие свободы национального самоопределения означает по сути сохранение крепостных порядков, означает отсутствие Свободы. В обычной жизни известны лишь два учреждения, откуда нет свободного выхода. Это - тюрьма и сумасшедший дом. И отсутствие права на отделение регионов превращает государство либо в тюрьму, либо в сумасшедший дом, либо в то и другое, вместе взятое! Замечательно в этой связи, что в ельцинской конституции зафиксировано право на присоединение к Российской Федерации, но не обозначено право на выход!
 Противники свободы самоопределения кричат о том, что такая свобода, мол, приведет к потокам крови. Но пока что к потокам крови приводят попытки не допускать свободы самоопределения! Последние тому близкие к нам примеры - Карабах, Абхазия, Чечня, Хорватия, Босния и теперь вот Косово.
Приоритет принципа территориальной целостности находится в непримиримом противоречии и с фундаментальными правами человека: правом на свободу слова, собраний, объединений. В странах, где свобода выхода регионов отсутствует, любая деятельность в пользу их отделения приравнивается к преступлению и пресекается. В Чехословакии допустили право Словакии на отделение, и не было ни нарушения прав человека, ни крови!
 Мировому сообществу, я убежден, рано или поздно придется дать приоритет праву на самоопределение и выработать общие нормы и механизмы реализации этого права, главным из которых будет, наверное, референдум. Верно предлагал и Александр Лебедь забрать при уходе из Чечни местное русское население. "Бомбы и снаряды против мирных жителей, - пояснил он, - сделали свое дело: к русским накопилось слишком много ненависти". Так придется сделать и сербам с десятью процентами своих соплеменников, проживающих в Косово, когда они будут уходить оттуда. А уходить придется: косовары теперь никогда уже не будут жить в одном государстве с сербами. (Как и чеченцы с россиянами!)
 Вот бы России, гордящейся высоким стремлением к справедливости и в то же время имеющей кровавое имперское прошлое, проявить инициативу в проведении упомянутой реформы. Чем не предмет для вожделенной национальной идеи?!

 Мюнхен

"МН"
№ 13 (981), 6 - 12 апреля 1999
http://www.mn.ru/1999/13/42.html



Вернуться к Оглавлению