Make your own free website on Tripod.com
Альманах "Чеченский Феномен"
ПОЛИТИКА


Аркадий ЖЕЛУДКОВ

ПЕРЕГОВОРЫ ПРЕЗИДЕНТОВ РОССИИ И ЧЕЧНИ: КАЖДЫЙ ПОЛУЧИЛ СВОЕ

Новая встреча между президентами России и Чечни состоялась вопреки логике развития межгосударственных отношений. В ходе президентских переговоров каждая сторона получила желаемое: Масхадов заявил, что Чечня от Москвы никуда не улетит, а Ельцин пообещал Чечне денег.

Чем объяснить столь срочное приготовление Москвы и Грозного к новому раунду президентских переговоров? Очевидно, что стороны слишком много заявляли и слишком мало делали, чтобы реализовать подписанные ранее соглашения. Российская сторона пытается придать такой вес своим деньгам, что решение на их перечисление может повторно дать лишь президент. Чеченская сторона пытается доказать, что залогом мира в Чечне может быть один лишь Аслан Масхадов.



Из досье НСН:
Хроника российско-чеченских переговоров на высшем уровне после прекращения боевых действий:

 1996 год
 

1997 год
 

Еще 28 января 1997 года, победивший только по предварительным итогам на президентских выборах Аслан Масхадов заявил о намерении чеченского руководства добиваться полной независимости республики. "Остается одно - признание независимости всеми государствами, в том числе Россией", - сказал он на пресс-конференции в Грозном.
Одним из первых заявлений политика-прагматика, как ласково называл тогда Масхадова Кремль, стало требование возмещения Чечне ущерба, причиненного в ходе войны, в пять раз превышающего стоимость всероссийского валового продукта за год. В обмен новый президент Чечни пообещал русским мирную жизнь в республике.

Незадолго перед встречей Чеченская республика была объявлена суверенной и самостоятельной; именно перед встречей двух президентов русский язык был признан в Чечне иностранным. И тогда же прозвучала цена, которую требует Чечня за прокачку нефти по будущему каспийскому нефтепроводу. В Минтопэнерго полагают, что чеченская оценка - это грабеж, примерно в двенадцать раз превышающий нормальные расценки. Лишь личная позиция секретаря Совета Безопасности Ивана Рыбкина помешала решению Минтопэнерго о проложении трассы через Дагестан.

Затем Чечня заявила о готовности заняться миротворчеством и заменить российские войска в Абхазии. Наконец, президент Масхадов предложил встретиться в любом месте, кроме Москвы. Предположить, что так можно вести себя с равным государством - невозможно. Так обращаются лишь со страной, подписавшей безоговорочную капитуляцию.

Россия молча внимала всем выступлениям чеченского лидера, радуясь, что на месте Масхадова не оказался политик более экстремистского толка. В отношениях России и Чечни после избрания Масхадова президентом действительно было меньше крови, чем в истории с его предшественниками. Исключая, разве что ставшую самой доходной сферой народного хозяйства практику похищения заложников. Только по официальным заявлениям в Чечне за время правления Масхадова было похищено более 150 человек, включая иностранцев. Не в первый раз, довольно демонстративно, накануне встречи президентов освободили нескольких заложников, включая журналистов ВИДа Ильяса Богатырева и Владимира Черняева. И, как по мановению волшебной палочки, в день встречи была освобождена съемочная группа НТВ - Елена Масюк, Илья Мордюков и Дмитрий Ольчев.

Довольный президент России Борис Ельцин назвал встречу "шагом навстречу" и сразу же пообещал, что если вновь назначенная комиссия снова ничего не решит, проблему урегулируют "лично президенты" при новой встрече.

Многие российские политики считают, что подписанный ранее Борисом Ельциным и Асланом Масхадовым договор о мире является достаточной политической уступкой чеченской стороне, а новые требования грозненских властей - не что иное, как тактика завышенных предварительных условий. Всякий раз, говоря о новых политических уступках со стороны России, чеченцы на самом деле просят денег. Видимо, разделяя эту точку зрения, еще на встрече накануне президентского саммита, с вице-президентом Чечни Мовлади Удуговым 16 августа, Иван Рыбкин предположил, что "задача освоения этих денег является более важной, чем подписание новых документов", и заверил Удугова, что "помощь из российского бюджета Чечне если и будет секвестирована, то только в полтора раза. То есть, до 800 миллиардов рублей. Выплаты пенсий и пособий в эту цифру не входят. Пока до Чечни (или до сведения ее президента Масхадова) дошли лишь сто двадцать миллиардов рублей. Но сейчас, после встречи президентов и заседания комиссии, все наконец должно решиться. И тогда все жители Чечни, наверное увидят, что их президент способен решить любой "международный" вопрос.

Национальная Служба Новостей
19 августа 1997 года 



Вернуться к Оглавлению