Make your own free website on Tripod.com
Альманах "Чеченский Феномен"
 ОСТОРОЖНО, ПРОВОКАТОРЫ

Notitles

ГРОЗИТ ЛИ НАМ "ВТОРАЯ КАВКАЗСКАЯ ВОЙНА"

Разваленная экономика Чечни призывает сепаратистов к оружию

Военно-политическая обстановка в Чечне развивается под знаком дальнейшего демонстративного отдаления ее от России, активных поисков нынешним руководством Чечни путей военно-политического и экономического прорыва во внешний мир, а также разрешения обостряющихся социально-экономических проблем в республике.

Экономическая ситуация в республике очень тяжелая. Чечня лежит в руинах, финансовых средств и материальных ресурсов для ее восстановления нет, да и желающих заниматься этим делом среди самих чеченцев, похоже, негусто. Нефтехимический комплекс в Грозном, восстановленный с помощью федерального Центра, загружен только на 10% (не хватает нефти, которая по-прежнему воровским путем "отбирается" из государственных трубопроводов через незаконные врезки в них). Система электроснабжения Чечни в значительной степени парализована тем, что многие металлические опоры и провода разворованы местными жителями и "бизнесменами", за электроэнергию и газ, получаемые из Ставропольского края, чеченцы не платят. Из 35 тыс. гектаров пахотной земли в Чечне 10 тыс. уже многие годы просто не обрабатываются, на остальных собираются очень скудные урожаи - в среднем по 10 центнеров зерна с одного гектара. Из 10 тыс. расчетных телефонных номеров в республике работают только 800, из шести АТС - только одна. Только по официальным данным, за 1997 год в Чечне было похищено более 200 человек.

Переговорный процесс между Москвой и Грозным находится в тупике, так как чеченская сторона настойчиво выдвигает в качестве условия продолжения конструктивного политического диалога признание Россией независимости Чеченской Республики и выплату необоснованно огромных компенсаций и сумм на восстановление республики. Москва и Грозный подписали уже 43 соглашения, а также целевую программу восстановления Чечни, на которые требуется 16 млрд. деноминированных рублей и 1 млрд. долларов США. Ясно, что таких денег у России сегодня нет, и неизвестно, когда они появятся.

Серьезнейший фактор, определяющий нынешнюю и будущую геополитическую роль Чечни на Северном Кавказе и в Закавказье, - превращение республики в мощную базу исламского экстремизма и его воинствующих группировок в регионе. Ускоренная исламизация чеченского общества и внедрение в практику общественной и государственной жизни исламских порядков и норм шариата - вот путь, который, похоже, окончательно избран лидерами Чечни в качестве едва ли не единственного и главного средства решения стоящих перед республикой задач и проблем.

Однако гораздо более тревожны и опасны для всей ситуации на Северном Кавказе осуществляемые на территории Чечни мероприятия, направленные по некоторым признакам на дестабилизацию обстановки во всем регионе. В направленном Черномырдину письме лидер Ассамблеи национально-демократических и патриотических сил РФ Ш. Дзаблоев, пробывший в чеченском плену 8 месяцев, пишет: "Боевики сохранили свои структуры со времен войны: тюрьмы, службы безопасности, штабы в каждом районе. Отряды районов имеют свои базы, которые не расформированы и не разоружены. Они считают войну незаконченной, покупают оружие и боеприпасы. В любой момент боевики готовы по приказу своих командиров совершить теракты в российских городах". В распространяемом в Дагестане обращении "Центрального фронта освобождения Дагестана и Кавказа" заявляется: "Недалек тот день, когда весь Кавказ, вся Конфедерация горских народов начнет реками пускать русскую кровь. Москва свое уже получила, и ей глубоко наплевать на тех своих сограждан, кто еще остался на Кавказе в качестве рабочего скота для хозяев будущего исламского государства, чьи границы будут простираться от Ростова до Астрахани". В январе крайне воинственное салафьятунское крыло ваххабитов распространило в Дагестане изданную на Украине книгу "Наша борьба, или повстанческая армия имама", в которой, в частности, имеются такие слова: "Мы будем разрушать все - от Дагестана до Москвы, включая Кремль. Мы впишем несколько кровавых страниц в новую историю, даже если при этом придется погибнуть всем на земле".

Представители казачества Ставрополья утверждают, что сегодня подготовка к войне ведется практически во всех районах Северного Кавказа. Чеченцев поддерживают крымские татары, карачаевцы, черкесы. По линии международных исламских фондов Чечня получает денежные средства на закупки оружия и военной техники. Чеченские общины в странах СНГ также выделяют от 30 до 50% своей прибыли от коммерческой деятельности и направляют ее в Грозный.

"Вторая Кавказская война", о неизбежности которой все чаще говорят как на Северном Кавказе, так и в Москве, представляется вполне реальной перспективой, если сегодняшняя ситуация будет развиваться своим прежним порядком при сохранении выжидательной позиции центральных российских властей.

В высшем эшелоне правящей группировки во главе с президентом Масхадовым продолжался процесс перераспределения сфер полномочий и влияния, что, по-видимому, было связано со стремлением чеченского руководства более или менее скорректировать полномочия и привилегии пришедших во власть людей сообразно их "заслугам" перед республикой и реальному влиянию в чеченском обществе, а также удовлетворить "обиженных".

В результате осуществленных перестановок ближайшее окружение Масхадова сохранило свои прежние позиции и возможности. Во главе правительства окончательно стал Шамиль Басаев, который с каждым днем расширяет сферу своего влияния, как бы отодвигая в тень фигуру президента. Он провел на ключевые должности в силовых ведомствах своих сторонников. Под контроль семьи Басаева отдана нефтяная отрасль республики. Басаев все ближе сходится с лидерами ваххабитов, в том числе на территории Дагестана, и становится таким образом своего рода новым "имамом Шамилем" - некогда легендарным лидером Дагестана и Чечни.

Центр стратегического развития

"ВЕК" № 12, 1998

http://online.rbc.ru/documents/vek/9812/120304.html



Вернуться к Оглавлению