Make your own free website on Tripod.com
Альманах "Чеченский Феномен"
ВОССТАНОВЛЕНИЕ ИЧКЕРИИ
Валентин ВЛАСОВ

ЧП И ПОРЯДОК: НЕ СИНОНИМЫ

Всякий раз, когда в Чечне происходит какое-нибудь преступление, шум об этом подымается на весь мир. Но разве в других регионах страны все по-другому, а уровень преступности ниже? В той же Москве преступления совершаются гораздо более жестокие и дерзкие, и ничуть не меньше, чем в Чечне.

Поэтому педалировать тему чеченской преступности, делать из нее политический фактор, я считаю, в корне неверно. Чечня должна пережить нынешний период хаоса после известных всем событий. У них проходит эйфория от независимости, идет нормальный процесс становления политической и государственной власти.

Важнее здесь тот факт, что Чечня варится в собственном соку, все события закрыты для посторонних глаз. Я не понимаю призыва Совета Федерации к президенту о введении в Ставропольском крае режима чрезвычайного положения. Что значит ЧП? Не буду касаться юридических тонкостей, например, того, что не существует специального закона о введении режима
ЧП. Оценим это предложение хотя бы с точки зрения обывателя. Ввели режим ЧП, отменили гражданские суды, установили комендантский час и прочее. Но что значит провести границу с Чечней? Какую - государственную? И тем самым решить вопрос о статусе этого субъекта Федерации? Это продолжение известной эмоциональной позиции: пусть она уходит, эта Чечня. Куда уходит? Что, жители республики должны встать и уехать куда-то вместе со своей землей? Считаю, что кто-то заинтересован в том, чтобы постоянно подогревать страсти по Чечне, держать наготове фитиль к этой пороховой бочке.

Политический диалог – единственный способ помочь Чечне и, одновременно, всем ее соседям. Плюс выполнение тех договоренностей, которые уже достигнуты между Москвой и Грозным, особенно в части восстановления разрушенной экономики. Нет и не будет более питательной среды для преступности, чем разруха и безработица. И доверие к России восстанавливается не благими пожеланиями, а сдержанным словом.

Нам говорят, что идея введения чрезвычайного положения на Ставрополье была инициирована снизу, самими жителями Курского района, самого неблагополучного в криминальном отношении, страдающего от бесконечных бандитских вылазок.
Неблагополучие это - факт, но сельчане не требуют обязательного режима ЧП, они требуют от властей просто порядка и спокойствия. Должно быть взаимодействие между чеченскими властями и администрациями прилегающих к Чечне регионов. Ни в коем случае нельзя предъявлять друг другу ультиматумы и претензии, необходимо налаживать политический диалог. Вакуум в отношениях заполнен сейчас, к сожалению, преступностью.

Нынешнее обращение Совета Федерации к президенту продиктовано желанием сенаторов снять с себя ответственность. Возможно, расчет делается и на то, что под ЧП будут выделены дополнительные ассигнования. Тем самым создается опасный прецедент в масштабах всей страны – режим предполагает чрезвычайное положение в первую очередь для правоохранительных органов, которые получают дополнительные полномочия. А это может взорвать и без того напряженную обстановку на административной границе с Чечней и дать дополнительные козыри в руки "ястребов" - и в Москве, и в Грозном. И ни для кого не секрет, что таких людей хватает в обеих столицах.

Четыре-пять месяцев назад была реальная возможность сесть с чеченской стороной за стол переговоров, но, к сожалению, мы упустили этот шанс.
Если чеченцы сядут за стол, то встанут они уже другими. Раз не получилось с
переговорами, то хотя бы надо не мешать Масхадову, который ведет очень жесткую политику по подавлению преступности в республике. Положение у чеченского президента сложнейшее, я бы сказал - архитрудное, и необходимо помогать ему, но без излишней огласки, не кричать об этом на каждом углу. У Масхадова есть и время, и возможности, и политическая воля для того, чтобы справиться с ситуацией в Чечне. Ни в коем случае нельзя его торопить или подстегивать заявлениями вроде тех, которые звучат в стенах Совета Федерации.

Главный вопрос, который всегда поднимает чеченская сторона, - это восстановление экономики. Распоряжение премьера Евгения Примакова есть, а вот на уровне исполнения обязательств постоянно происходят всевозможные сбои. Нельзя брать заведомо невыполнимые обязательства, а подписывать только то, что реально можно сделать. И правило это должно касаться взаимоотношений центра не только с Чечней, но и с остальными субъектами Федерации.

«Московские Новости»
Номер 4 (972), 31 января - 7 февраля 1999



Вернуться к Оглавлению